Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

Витковский

Скончался Шарль Азнавур

Шарль Азнавур
(1924-2018)

Богема

Нам было двадцать лет,
мы, пробудясь чуть свет,
мечтали друг о друге.
Все ярче, что ни день,
парижская сирень
цвела во всей округе.
Нет денег, есть мечты,
но полагала ты,
что я чего-то стою.
Счастливая вдвойне,
прекрасной наготою
ты сияла мне.

О, богема, о, богема,
как позабыть мне профиль твой;
О, богема, о, богема,
а голодать нам не впервой.

Как много было нас
в кафешках в поздний час,
мы ждали год за годом,
не огорчась ничуть
мы продолжали путь
наперекор невзгодам.
Мы знали – где дают
похлебку за этюд,
а где – платить картиной,
просили мы взаймы,
забыв о ночи длинной:
вместе пели мы.

О, богема, о, богема,
довольны все своей судьбой;
О, богема, о, богема,
и гений был из нас любой.

Как часто я потом
стоял перед холстом
и рисовал устало;
и подправлял чуть-чуть
то прядь волос, то грудь –
и света мне хватало.
И только по утрам
среди холстов и рам
мы пили кофе черный,
пусть бедность, пусть нужда, –
однако непритворной
страсть была тогда.

О, богема, о, богема,
а нам с тобой по двадцать лет
О, богема, о, богема,
Всего-то слов – то «да», то «нет».

Забрел я в тот квартал
и долго там плутал,
с терпеньем черепашьим, –
и лишь с большим трудом
нашел тот старый дом
что был когда-то нашим.
Подъем на крышу крут,
и больше не ведут
ступени в мастерскую.
Угас парижский день,
и я опять тоскую –
отцвела сирень.

О, богема, о, богема,
безумствам нет в былом числа.
О, богема, о, богема,
но молодость давно прошла...

Перевод Е. Витковского

https://youtu.be/Oj-3hk2L7MQ
Витковский

Это уже из другого жанра

ПАТРИС ДЕ ЛАТУР ДЮ ПЭН
(1911–1975)

ДЕТИ СЕНТЯБРЯ

Лучи последние в просторе догорали,
Тяжелой влагою дышал притихший лес;
Но вдаль, как паруса, взлетая по спирали,
Неслись приемыши неласковых небес,
Подобно парусам на трепетном мистрале.

Их крылья хлопали, когда меж тростников,
Они скликающим обменивались свистом,
Ища пристанища меж топких берегов.
Их бесполезный зов звучал в тумане мглистом
Над опустевшею державой куликов.

И прочь из духоты больной опочивальни
Я в лес направился в тот полнолунный час,
На поиски тропы, которой нет печальней:
О Дети Сентября, след одного из вас
Я все же отыскал там, на опушке дальней.

Был медлен шаг его, и каждый новый след
Я видел у канав, идущих вдоль обочин,
Куда склонялся он попить воды нет-нет.
Он шел, единственно игрою озабочен,
Когда меж облаков луна бросала свет.

Средь буковых стволов, закутанных в дремоту,
Последний след его чуть видимый исчез;
Я думал: на заре вернется он к болоту,
Когда проснувшийся ему напомнит лес,
Что стая ждет его, готова к перелету.

Нет в мире ничего для птицы вожделенней
Чем первые лучи зардевшегося дня,
В котором запахи недальних поселений
Плывут над травами, волнуя и дразня
Побудкой раннею встревоженных оленей.

В холодном воздухе рассветные лучи.
Над влагою простор неспешно всколыхнули.
И ожило в лесу, сокрытое в ночи:
Я видел, как бредут на водопой косули,
Я слышал, как кричат среди ветвей грачи.

И, цепи разорвать решив напропалую,
Ведь я приемыш твой! – сказал я Сентябрю, –
Перечеркнуть хочу судьбу свою былую,
На волю вырваться желанием горю,
Покинув мир людей и духоту жилую.

Брат тоже ждет меня, и не страшится встречи,
Я верю, имя даст он мне своей семьи,
Когда к нему шагну, пришедши издалече,
И распрямить смогу усталые свои
Столь долгим бременем пригорбленные плечи.

Но птицей раненой он устремится прочь,
И мне останется спешить за ним по следу:
Лететь не сможет он, начнет крыла волочь,
И остановится, признав мою победу,
Смертельной слабости не в силах превозмочь.

И, ничего ему не соверша во вред,
Касаньем нежных крыл сей миг ознаменую:
И лишь почувствовав, что он вполне согрет,
я друга отпущу во тьму и глушь лесную,
туда, где ждет его шуршащий очерет.

Но ветер северный на мир сошел в туманах,
Покой непрошенный бестрепетно даря
Всем обескрылевшим в метаньях непрестанных
Всем погибающим питомцам Сентября
Всем потерявшимся в непостижимых странах.

И я сказал себе: о горькая година, –
Не стоит прерывать стремительный полет.
Но тот, кто все-таки отстал бы здесь от клина,
Увидел бы, что здесь безверие и лёд,
И заболочена пустынная долина.

Переыод с французского Е. Витковского
Витковский

СКОЛЬКО ЕСТЬ - СТОЛЬКО ЕСТЬ

Да, и ОНО ко мне пришло.
А сказать я хочу вот что: дорогие мои друзья, виртуальные и реальные, и те, кто еще только хочет быть таковыми, = приглашаю вас всех в мое личное пятое измерение.
И не могу удержаться и не процитировать то, что сказала мне добрая моя соседка Вероника Долина по телефону
:знаете, Женя, юбилеи тем и хороши, что до них доживают".

кому охота - вот запись позавчерашнего моего вечера в Булкаковском:
http://ifolder.ru/18208148

дом открыт!
Ваш
ЕВ.
Витковский

С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ, РОББИ!

Я немного опережаю время - на Дальнем Востоке и Россия - и уже 25-е.
Роби, с днем рождения!
Цыганка нагадала младенцу в ночь на 25 января 1759 года великое будущее.
Шотландский парламент (!) поет «Былые времена» так, как положено – «взявшись за руки, в противофазе»
И только в последнем кадре королева Елизавета II, кажется, не в таком уж большом восторге.

Думается мне, что «Былые времена» остались с нами на много столетий.
И далеко не с одной Шотландией..
…Нам бы такой гимн. Он вообще-то уже написан, ему скоро сто лет – но пусть каждый подберет – о чем идет речь. Подскажу: музыка и слова написаны разными людьми и в разное время.

А пока –

РОБЕРТ БЕРНС
(1759 – 1796)

БЫЛЫЕ ВРЕМЕНА

Забыть ли тех, кого любил,
Родные имена?
Забыть ли тех, кого любил
В былые времена?

За те былые времена,
Былые времена,
С тобой мы нынче пьем за те
Былые времена!

Бродили мы по склонам гор
С утра и до темна.
Устали мы, – давно прошли
Былые времена.

Была у нас одна река
И лодочка одна.
Но разделили нас моря
В былые времена.

Давай же руки мы пожмем
Друг другу, старина,
Давай же нынче пить за те
Былые времена.

И кружку ты допьешь до дна,
И я свою – до дна
За те былые времена,
Былые времена!

Перевод Е.Фельдмана
Витковский

(no subject)

Семь дней назад скончалась Елена Матвеевна Николаевская, председатель (последний) моей секции в СП; человек, о котором ничего дурного ни сказать, ни вспомнить - ни язык не поворачивается, ни память.
Те, кто ее не знал (имя забыл) - милости прошу сюда:
http://www.vekperevoda.com/1900/enikolaevskaja.htm
Прочие - храните ее в своей душе.
Ваш Е.В.
Витковский

ВЕЧНЫЙ СЛУШАТЕЛЬ

Опять-таки,
Поль Валери
На сей раз - перевод *без предшественников*, т.е. - впервые.

К ПЛАТАНУ

Ты клонишься, Платан, блистая наготой,
Стоишь, как скиф-подросток;
Ты просветлённо чист, но в землю врос пятой.
И плен объятий жёсток.

Озвученная сень влечётся к забытью,
К покою горней сини;
Праматерь чёрная томит стопу твою
В живородящей глине.Collapse )