March 9th, 2018

Витковский

Мемуары

ПАМЯТИ КАМЕРГЕРСКОГО ПЕРЕУЛКА 1975

Творишь добро – ну и твори добро.
У каждого под мышкой – «Монсоро»,
последний писк среды литературной,
и это весь товар – поди не спять:
у каждого под мышкой «Сорок пять» –
шедевр культурный и макулатурный.

Чем не годящ такой ассортимент?
Бери, не то в момент нагрянет мент,
и надо ли бравировать отвагой?
Не стоит лезть в разинутую пасть,
и может в непонятицу попасть
холодник, что с Лолитой, что с Живагой

Продрогнешь, у кафешки поторча,
в портфеле – три-четыре кирпича,
но, если что толкнешь библиоману –
то хватит на тарелку макарон.
Росли в цене Брокгауз и Эфрон,
и были большинству не по карману.

В мозгах у половины – темнота,
мечта – продать десятку за полста,
а завтра – снова, послезавтра снова,
пускай образования нема,
по вечен спрос на старшего Дюма,
и никогда не меньше четвертного.

Когда торгуешь – не гони коней,
товар тем драгоценней, чем темней,
пусть знатоки нередко и сквалыги,
но кто платить не хочет, сразу брысь,
и супер часто может обойтись
куда дороже вожделенной книги.

Не станет спорить умный человек,
он знает лидерин и баладек,
каптал и балакрон он знает тоже,
и знает, продавец ты, или шваль,
и в переулке встретится едва ль
таинственный Булгаков чуть не в коже.

Забудет ли печальная братва
божественные странные слова:
БП, ЛГ, СП, ну, и так дале,
и в прошлое, души не веселя,
умчались те былые Пикуля,
что нам подохнуть с голоду не дали.

В былое посмотри, Кузнецкий мост,
ты радости и бедности форпост.
о будущем не думает элита.
…Еще и мысли у народа нет,
что превратит проклятый интернет
все эту радость в горы копролита.

Нейдут ни из ума, ни из души
печальные немые торгаши,
мир полиэтилена и шпагата,
не па де патинер, но па де грас,
солоноватый хлеб, которым нас
тогда кормила щедрая Агата.

А что еще припомнить москвичу?
Я все сказал, о прочем промолчу.
История вот-вот опустит полог,
потух огонь, и вытащена сеть,
но остается в воздухе висеть
неповторимый запах книжных полок.