December 1st, 2017

Витковский

99 лет со дня рождения Ивана Елагина

1 декабря 1918 года в городе Владивостоке родился Зангвильд-Уотт-Иоанн Март, он же Иван Венедиктович Матвеев, известный ныне как поэт Иван Елагин.
В 1970-е годы мы переписывались. В конце 80-х, сразу после его смерти мне как-то подумалось, что надо что-то в его память сочинить.
Сочинилось -

* * *
«…И лист мелькает…»
Иван Елагин

Кленовый лист – совсем не флаг Канады,
но подчиняет мысли, чувства, взгляды,
но – он часов осенних господин.
Он – цвета крови не вполне арийской,
и русский крест под надписью английской,
быть может, вижу нынче я один.

Как будто не всерьез, а понарошку
умелец врезал в мраморную крошку
и восемь цифр, и между ними – нить.
Да, здесь, у древних вод Мононгахилы,
конечно, будут новые могилы.
Америка умеет хоронить.

Но, красный лист, не прерывай же танца!
Кружи привычный взгляд американца
и прорезями дивными сквози,
пускай хотя на миг отступит горе,
как свечка во Владимирском соборе,
то вверх, то вниз, то вверх, то вниз скользи.

Былое, отворись, отдерни шторку,
дай повидать Владимирскую горку,
Харбин, Саратов – всю колоду карт,
все – либо цвета крови, либо смоли,
жизнь рассеклась на две неравных доли,
в июне оборвался месяц март.

А карты – липа, ни одной без крапа,
без фетра шляпа и пальто без драпа,
а в пригородах бомбы и пальба,
а позже – вовсе жребий неизвестен,
и лишь один великий драп нах вестен –
глядишь, еще да вывезет судьба.

… Но я строку печально обрываю,
я, как овчарка, мчусь вослед трамваю –
нет, не догнать, и осень на дворе.
Продлись хоть миг, наш век недолговечный,
а дальше – только крест восьмиконечный
и всю судьбу вместившее тире.

Упасть, ползти на ослабевших лапах,
земли осенней втягивая запах,
он все слабее – зимний воздух чист.
Пора покою, и пора порядку,
лишь кружится, впечатанный в сетчатку,
кленовый лист, кленовый красный лист.