October 7th, 2016

Витковский

Не-москвичам придется лезть в интернет

КАРО АЛАБЯН. ПЕНТАКЛЬ КРАСНОЗНАМЕННЫЙ. 1940

Потрясая мидян, ужасая древлян,
нагоняя на лица румяна,
понастроил такое Каро Алабян,
что пошла нарасхват валерьяна.

...Вождь огладил усы, пребывая в бреду,
упразднил и халупы и сакли,
и велел в Самотеку всобачить звезду,
чтобы ставить спектакли в пентакле.

Не велел экономить в Кремле казначей
приказал навострить кочедыки,
чтоб смотрели все пять театральных лучей
на вокзалы и хату владыки.

Если надо поставить судьбу на зеро,
может быстро окончиться драма,
но, видать, был масон многоумный Каро,
и ему удалась пентаграмма.

Был театр освещаем и ночью и днем,
и построен никак не иначе,
чтоб в Москве красоваться троянским конем,
и желать мессершмиттам удачи.

Если надо идти, так уж сразу ва-банк,
и придется выкладывать цену,
но зато без труда самолет или танк
на такую поместится сцену.

Что на сцене сплошная идет срамота,
так полны ликованием жмени,
а что в зале порой не слыхать ни черта,
так претензии все к Мельпомене.

...Огорченно стоит, не телясь, не мыча,
дочь Таганки и внучка Лубянки,
золотая звезда без шестого луча,
без винта и без орденской планки.

Над столицей снега разбросала пурга,
и, гримасой лицо исковеркав,
театральный пентакль растопырил рога
и готовит массовку берсерков.

Часовой, матерясь, досылает патрон,
наплевав на законы грамматик,
и под пули со сцены в пять разных сторон
оловянный уходит солдатик.

Он спешит уходящей эпохе вдогон,
одержимый недугом сугубым,
и угрюмо стоит портсигар-пентагон
металлическим цыкая зубом.

Все ничтожней судьба и все мельче петит,
и все громче грохочет железо,
и кончается время, и ветер свистит,
и все тише звучит Марсельеза.