March 17th, 2016

Витковский

Это уже из другого жанра

ПАТРИС ДЕ ЛАТУР ДЮ ПЭН
(1911–1975)

ДЕТИ СЕНТЯБРЯ

Лучи последние в просторе догорали,
Тяжелой влагою дышал притихший лес;
Но вдаль, как паруса, взлетая по спирали,
Неслись приемыши неласковых небес,
Подобно парусам на трепетном мистрале.

Их крылья хлопали, когда меж тростников,
Они скликающим обменивались свистом,
Ища пристанища меж топких берегов.
Их бесполезный зов звучал в тумане мглистом
Над опустевшею державой куликов.

И прочь из духоты больной опочивальни
Я в лес направился в тот полнолунный час,
На поиски тропы, которой нет печальней:
О Дети Сентября, след одного из вас
Я все же отыскал там, на опушке дальней.

Был медлен шаг его, и каждый новый след
Я видел у канав, идущих вдоль обочин,
Куда склонялся он попить воды нет-нет.
Он шел, единственно игрою озабочен,
Когда меж облаков луна бросала свет.

Средь буковых стволов, закутанных в дремоту,
Последний след его чуть видимый исчез;
Я думал: на заре вернется он к болоту,
Когда проснувшийся ему напомнит лес,
Что стая ждет его, готова к перелету.

Нет в мире ничего для птицы вожделенней
Чем первые лучи зардевшегося дня,
В котором запахи недальних поселений
Плывут над травами, волнуя и дразня
Побудкой раннею встревоженных оленей.

В холодном воздухе рассветные лучи.
Над влагою простор неспешно всколыхнули.
И ожило в лесу, сокрытое в ночи:
Я видел, как бредут на водопой косули,
Я слышал, как кричат среди ветвей грачи.

И, цепи разорвать решив напропалую,
Ведь я приемыш твой! – сказал я Сентябрю, –
Перечеркнуть хочу судьбу свою былую,
На волю вырваться желанием горю,
Покинув мир людей и духоту жилую.

Брат тоже ждет меня, и не страшится встречи,
Я верю, имя даст он мне своей семьи,
Когда к нему шагну, пришедши издалече,
И распрямить смогу усталые свои
Столь долгим бременем пригорбленные плечи.

Но птицей раненой он устремится прочь,
И мне останется спешить за ним по следу:
Лететь не сможет он, начнет крыла волочь,
И остановится, признав мою победу,
Смертельной слабости не в силах превозмочь.

И, ничего ему не соверша во вред,
Касаньем нежных крыл сей миг ознаменую:
И лишь почувствовав, что он вполне согрет,
я друга отпущу во тьму и глушь лесную,
туда, где ждет его шуршащий очерет.

Но ветер северный на мир сошел в туманах,
Покой непрошенный бестрепетно даря
Всем обескрылевшим в метаньях непрестанных
Всем погибающим питомцам Сентября
Всем потерявшимся в непостижимых странах.

И я сказал себе: о горькая година, –
Не стоит прерывать стремительный полет.
Но тот, кто все-таки отстал бы здесь от клина,
Увидел бы, что здесь безверие и лёд,
И заболочена пустынная долина.

Переыод с французского Е. Витковского