June 22nd, 2011

Витковский

«На тракте Лейденском открылася пивная…»

У меня почти сорок лет и мысли не было - переводить это стихотворение.
Еще в 1974 году в БВЛ с моей подачи был напечатан некий иной перевод, потом его дважды переиздавали. Каюсь, я и сам тогда нидерландский XVII века не очень понимал, а тут - стихи труднейшие, груда имен собственных, знаменитая мелодия...
В общем, я полагал, что нечего мне об этом заботится.
Но Бредеро - вместе с Вонделом, Хофтом и Хёйгенсом - один из величайших поэтов Нидерландов за все восемь столетий существования этой литературы. И однажды попался мне на глаза в сети оригинал - и решил я глянуть, что мы на русском языке языке имеем.
В прежнем переводе от оригинала оставался только ритм и несколько имен, – словом, «троюродное родство». Я решил сделать свой. Под ним оригинал в старом правописании (мог бы и новое дать, но часть рифм исчезает). Кто язык знает хотя бы средне, может все это сравнить. Будут замечания - приму с благодарностью. Правда, я потерял название деревни... но прочие имена как будто все стоят на месте. А знаменито это стихотворение именно тем, что в нем около двадцати имен собственных.
Чтение имен в переводе соответствует основному стандарту транслитерации по С. А. Миронову. Прочего кириллица не позволяет.
Словом, вот вам настоящая голландская кермесса времен Яна Стена и Адриана ван Остаде.

ГЕРБРАНД АДРИАНС БРЕДЕРО
(1585–1618)

МУЖИЦКАЯ ПИРУШКА

Арент Питер Гейзен, и Ян, и Лен хромой,
Яп, Мивес, Класье с Клунтьен, дородною кумой,
Притрюхали домой
Занять гуся иль порося
У Франса, – Боже ж мой!

Арент Питер Гейзен от гордости урча,
Костюм напялил новый – велюр и чесуча,
А может – и парча,
На всем тесьма, и бахрома, –
Враз видно богача!

Однако Клунтьен, Мивес, и Яп, и Лен, и Клас
Одеться по старинке решили в этот раз,
Не в бархат, не в атлас:
На них сукно да полотно –
Своё, не на заказ!

Однако ж в той деревне был каждым сам-сусам:
На пьянку завалились Кес, Тёнис, Янтье Схрам,
Ян Дирк ван Диммердам,
И Сеймен Слот и Ян де Дот
И Тейс, и Барент Бам.

Явились и девицы – мозгутка набекрень –
Из Вехта, Винкебурта и прочих деревень
В такой особый день:
Ишь, телеса, ишь пояса –
Потанцевать не лень!

И вот он, сельский праздник: пируют мужики,
Танцулек, выпивона и девок знатоки:
Поститься – не с руки:
Крестьянин – тот, кто мощно пьет
Притом вперегонки!

А Мивесу и Трейнтье наскучила еда,
Вдвоем зарыться в сено велела им нужда
Для общего труда:
Их жаркий бой, само собой,
Представьте, господа.

Но Арент стал угрюмым, взял – и с ножом полез
На Пита, но вступился за друга бравый Кес,
А Брант ван Калленес
Ударом вил остановил
Еще пяток повес.

Девицы отползали в сторонку кое-как,
Немало навидались они подобных драк:
Но Клун, смельчак-дурак,
Упал в тот миг, издавши крик,
На торфяной резак.

Подобные пирушки – не всяким по плечу:
Виновных потащили на пытки к палачу,
А раненых – к врачу, –
Про мертвецов, в конце ж концов,
И знать я не хочу

Таков, о горожане, в стране страстей накал,
От подлости свободен, кто пьянки не алкал,
Кто ей не потакал.
Однако тот, кто в меру пьет –
С тем разделю бокал.

Перевод с нидерландского Е. Витковского
Collapse )