Евгений Витковский (witkowsky) wrote,
Евгений Витковский
witkowsky

Categories:

Вчерашнее

ТРАМВАЙНАЯ МИСТИКА. БУЛЬВАРНОЕ КОЛЬЦО

Половина подковы, кольцо без конца,
кто заплатит, а кто-то поедет на шару.
От крыльца до крыльца, от дворца до дворца,
от звонка до звонка, от бульвара к бульвару.

Заблудившихся душ круговой полигон,
карусель, и беда, и тоска человечья.
Выползает на мост желтокрасный вагон
из далекой окраины Замоскворечья.

Никакой суеты, никаких антраша,
замирая почти у любого квартала,
громыхает вагон, не особо спеша,
и порою звенит, как трамваю пристало.

Этот странный старинный вагон с фонарём
никакого чужого не требует кошта.
Перед ним на одну лишь секунду замрём –
может, прочь не погонят ни зá что ни прó что.

По бульварам прозрачный плывет силуэт,
удивляются ясени, шепчутся клены:
он по рельсам идет на рубиновый свет,
и на желтый идет, и идет на зеленый.

Он почти не глядит на стальные пути,
от его тормозов не послышится скрежет,
никого никуда он не хочет везти,
но зато и ничьей головы не отрежет.

Деревянный вагон, опекавший народ,
покровитель толпы, не всегда дружелюбной,
он проносится мимо Мясницких ворот,
чтобы дальше без рельсов катиться до Трубной.

И взлетает опять, как привык испокон,
в полутьме проявляя большую сноровку,
будто снова сухой полоумный закон
и за выпивкой нужно бежать в «Комаровку».

Полутьма превращается в полную тьму,
а трамвай по бульварам несется в запале,
и в дороге вполне безразлично ему,
что давно уже рельсы и шпалы пропали.

Но эпохи и люди сливаются в нём,
длится дикое праздненство вилок и ложек,
возглашается тост под кинжальным огнём
и вальсируют пары, свисая с подножек.

Там кого-то в князья, а кого-то в расход,
там хвостаты одни, а другие бесхвосты,
день рожденья справляет тринадцатый год
и готовится к праздникам год девяностый.

Там звучат клавесины под грохот цимбал,
там неистово мечется шарик рулетки,
и помещичья свадьба и свадебный бал,
и брюнетки, субретки, горжетки, левретки,

Убегает потомок конька-горбунка,
голос прошлого века все глуше и тише,
все прозрачней трамвай и все ближе река,
у которой своих-то проблем выше крыши.

По пунктиру привычных двенадцати звезд,
по всегда одному и тому же маршруту,
он летит на никем не построенный мост,
чтоб возникнуть на Яузе в ту же минуту.

В три-четыре часа ночи, когда кабаки закрывались, мы шли в "Комаровку" – извозчичью чайную у Петровских ворот, где в сыром подвале пили водку с проститутками, извозчиками и всякими подозрительными личностями и нюхали, нюхали это дьявольское зелье <кокаин>.
Александр Вертинский
У каждого трактира было свое лицо, свои завсегдатаи от купеческого и аристократического Палкина до студенческой "Комаровки" у Петровских ворот.
Константин Паустовский
Subscribe

  • В этот день 16 лет назад

    Этот пост был опубликован 16 лет назад! Бог мой, с тех пор и две книги памяти Арк. Штейнберга вышли, и его творчество в интернете представлено…

  • Не особо известные англичане

    Джеймс Реннелл Родд (1858-1941) Аталанта* Не ждите, что вернутся паруса; Стоять на берегу – не будет прока; Давно уже не слышат небеса Их голоса…

  • Для антологии "Роза Тюдоров"

    Джон Грей / John Gray (1866-1934) Крылья во тьме В туманном теплом сумраке прилива качаются рыбацкие ладьи, волнам вечерним бормоча ревниво…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments