Евгений Витковский (witkowsky) wrote,
Евгений Витковский
witkowsky

Categories:

ВЕЧНЫЙ СЛУШАТЕЛЬ

Опять-таки,
Поль Валери
На сей раз - перевод *без предшественников*, т.е. - впервые.

К ПЛАТАНУ

Ты клонишься, Платан, блистая наготой,
Стоишь, как скиф-подросток;
Ты просветлённо чист, но в землю врос пятой.
И плен объятий жёсток.

Озвученная сень влечётся к забытью,
К покою горней сини;
Праматерь чёрная томит стопу твою
В живородящей глине.

Ветрам не обласкать блуждающего лба;
Земля дарует влагу.
Но тень твоя, Платан, уж такова судьба,
Не сделает ни шагу!

К сияющему лбу стремится тайный сок
Из глубины раздола;
Взрастай, о чистота, но ни на волосок
Ты не сойдёшь с прикола!

В единую семью подпочвенной змеи
Вступи, как струйка в море;
Здесь пиния и клён – сородичи твои,
Дубы и осокори,

Одеты в поножи, в ворсистую кору,
Они растут из дёрна,
Цветы и семена роняя на ветру
Безмолвно и покорно.

Вот – в буковых стволах четвёрка юных дев
Стоит, высокоросла,
К закрытым небесам, в порыве плыть, воздев
Бессильных веток вёсла.

Они – разделены, они – всегда одни,
Как всё живое, тленны,
В отчаяньи двоят и тянут вширь они
Серебряные члены.

Восходит вздох любви по вечерам когда
К чертогу Афродиты –
Невинная таит смятение стыда,
Горящие ланиты.

Она потрясена – не в силах побороть
С грядущим ясной связи
Того, что ей твердит сегодняшняя плоть
О завтрашнем экстазе.

Но ты, златые чьи ладони в вышине
Людских нежней и краше,
Являешь нам листвой те лики, что во сне
Мученья множат наши, –

О, сделай арфою ветвей обширный стан
Для северных воскрылий,
Встреть синеву зимы, о золотой Платан,
Отзвучьем сухожилий,

Осмелься восстонать!.. О, ствол да будет твой
Закручен и раскручен,
И клик ветрам в ответ, исплёснутый листвой,
Не будет пусть беззвучен!

Бичуй себя! Кора твоя совлечена
Да будет с нетерпеньем,
Оспорь безжалостность, с которой пламена
Прикованы к поленьям!

Ответом будет гимн, чтоб в небеса всплыла
Небывших чаек стая,
Чтоб чистота души вструилась вглубь ствола,
О пламени мечтая!

Я сам избрал тебя, – ты, и никто другой,
Сгибаешься всё ниже
В болтанке килевой огромною дугой –
Платан, заговори же!

Позволь мне, страсть к тебе с дриадами деля,
Упиться телом чистым,
Тому подобно, как сливают шенкеля
Коня с кавалеристом!

О, – нет – Платан в ответ качает головой,
К посулам равнодушный:
Ему в привычку быть погоды буревой
Игрушкою послушной!
Subscribe

  • В этот день 16 лет назад

    Этот пост был опубликован 16 лет назад! Бог мой, с тех пор и две книги памяти Арк. Штейнберга вышли, и его творчество в интернете представлено…

  • Не особо известные англичане

    Джеймс Реннелл Родд (1858-1941) Аталанта* Не ждите, что вернутся паруса; Стоять на берегу – не будет прока; Давно уже не слышат небеса Их голоса…

  • Для антологии "Роза Тюдоров"

    Джон Грей / John Gray (1866-1934) Крылья во тьме В туманном теплом сумраке прилива качаются рыбацкие ладьи, волнам вечерним бормоча ревниво…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

  • В этот день 16 лет назад

    Этот пост был опубликован 16 лет назад! Бог мой, с тех пор и две книги памяти Арк. Штейнберга вышли, и его творчество в интернете представлено…

  • Не особо известные англичане

    Джеймс Реннелл Родд (1858-1941) Аталанта* Не ждите, что вернутся паруса; Стоять на берегу – не будет прока; Давно уже не слышат небеса Их голоса…

  • Для антологии "Роза Тюдоров"

    Джон Грей / John Gray (1866-1934) Крылья во тьме В туманном теплом сумраке прилива качаются рыбацкие ладьи, волнам вечерним бормоча ревниво…