Евгений Витковский (witkowsky) wrote,
Евгений Витковский
witkowsky

Categories:

ВЕЧНЫЙ СЛУШАТЕЛЬ

Так называется книга моих переводов, существующая лишь в электронном варианте.
Начну с одного из любимых поэтов.
Переводами из Поля Валери - и самим поэтом - я занимался около пятнадцати лет.
У меня были достойные предшественники.

ПОЛЬ ВАЛЕРИ
(1871-1945)
ПАЛЬМА

Ангел, в милости сторожкой
Мне к столу твоя рука
Подает поднос с лепёшкой,
Чашу с гладью молока;
Мне мигает ангел, с верой,
Что воздастся полной мерой
За небыстрые труды:
– Все тревоги да отлягут,
Постигай величье тягот
Пальмы, зиждущей плоды!

Крона клонится под грузом,
Совершенству дан прирост;
Для ствола – подобен узам
Наливающийся грозд.
Посмотри, – подъемля иго,
Отделяет миг от мига
Непоспешная струна;
Проясняется во благо,
Сколь сильна земная тяга,
Сколь весома вышина.

Свой закон установила,
Указуя тенью час,
Будто новая сивилла,
Погруженная в экстаз.
Тайнозначья не постичь нам:
На клочке земли привычном
Длиться путь её готов:
Сколь нежна, сколь благородна!
Лишь божественным угодна
Прикасаниям перстов!

Золотой, благоуханный,
Слышен бормот в блеске дня;
Отлетает на барханы
Шелковистая броня,
И скользит, не умирая,
По ветрам родного края
Песнь, рождённая в песке,
Для самой себя пророчит,
И поверить в чудо хочет,
Горько сетуя в тоске.

Меж песка и небосвода,
Ей, неведомой себе,
Дни дают прибыток мёда,
Предначертанный в судьбе.
Ход времен её не ранит,
И она просить не станет –
Не спеши, повремени, –
Но, серьезней и суровей,
Погружает в сок любовей
Ускользающие дни.

Бесполезны слёзы, просьбы:
Как доселе, так и впредь
Никому не удалось бы
Приказать плодам созреть:
Древо, ты не виновато –
Копишь силу, копишь злато,
Знаешь верные пути:
Разрыхляй корнями земли,
Сок из глубины подъемли
И плоды отяготи!

Эти дни бесплодны внешне,
Но для алчущих корней
Тьма чем гуще и кромешней.
Тем обильней влага в ней;
Волоскам тончайшим – недра
Уделить готовы щедро
Токи драгоценных вод:
Возносись из почвы к небу
Всё, что в прок и на потребу
Созреванию высот!

Непоспешен, непоспешен,
Непоспешен каждый шаг:
Строго выверен и взвешен
Срок отдачи зрелых благ;
Встанет в строй последний атом,
Птицей, бризом ли крылатым
Возвестится должный час,
И к стволу сойдутся жёны,
И прольется дождь из кроны,
На колени бросив нас!

Пусть взрастёт восторг народа,
Пальма!.. Вот, полуслепа,
Над дарами небосвода
Гнётся алчная толпа.
Ты своё свершила дело,
Ты ничуть не оскудела,
Дар прекрасный отреша,
На мыслителя похожа,
Богатеющего, множа
Всё, чем делится душа!
UPD

De sa grâce redoutable
Voilant à pein l’éclat,
Un ange met sur ma table
Le pain tendre, le lait plat;
Il me fait de la paupière
Le signe d’une prière
Qui parle à ma vision:
--Calme, calme, reste calme!
Connais les poids d’une palme
Portant sa profusion!

Pour autant qu’elle se plie
À l’abondance des biens,
Sa figure est accomplice,
Ses fruits lourds sont ses liens.
Admire comme elle vibre,
Et comme une lente fibre
Qui divise le moment,
Départage sans mystère
L’attirance de la terre
Et le poids du firmament!

Ce bel arbitre mobile
Entre l’ombre et le soleil,
Simule d’une sibylle
La sagesse et le sommeil.
Autour d’une même place
L’ample palme ne se lasse
Des appels ni des adieux…
Qu’elle est noble, qu’elle est tendre!
Qu’elle est digne de s’attendre
À la seule main des dieux!

L’or léger qu’elle murmure
Sonne au simple doigt de l’air,
Et d’une soyeuse armure
Charge l’âme du desert.
Une voix impérissable
Qu’elle rend au vent de sable
Qui l’arrose de ses grains,
À soi-même sert d’oracle,
Et se flatte du miracle
Que se chantent les chagrins.

Cependant qu’elle s’ignore
Entre le sable et le ciel,
Chaque jour qui luit encore
Lui compose un peu de miel.
Sa douceur est mesurée
Par la divine durée
Qui ne compte pas les jours,
Mais bien qui les dissimule
Dans un suc où s’accumule
Tout l’arôme des amours.

Parfois si l’on désespère,
Si l’adorable rigueur
Malgré tes larmes n’opère
Que sous ombre de langueur,
N’accuse pas d’être avare
Une Sage qui prépare
Tant d’or et d’autorité:
Par la sève solennelle
Une espèrance éternelle
Monte à la maturité!

Ces jours qui te semblent vides
Et perdus pour l’univers
Ont des racine avides
Qui travaillent les déserts.
La substance chevelue
Par les ténèbres élue
Ne peut s’arrêter jamais,
Jusqu’aux entrailles du monde,
De poursuivre l’eau profonde
Que demandent les sommets.

Patience, patience,
Patience dans l’azur!
Chaque atome de silence
Est la chance d’un fruit mûr!
Viendra l’heureuse surprise:
Une colombe, la brise,
L’ébranlement le plus doux,
Une femme qui s’appuie,
Feront tomber cette pluie
Où l’on se jette à genoux!

Qu’un peuple à present s’écroule,
Palme!...irrésistiblement!
Dans la poudre qu’il se roule
Sur les fruits du firmament!
Tu n’as pas perdu ces heures
Si légère tu demeures
Après ces beaux abandons;
Pareille à celui qui pense
Et dont l’âme se dépense
À s’accroître de ses dons!
Subscribe

  • В этот день 16 лет назад

    Этот пост был опубликован 16 лет назад! Бог мой, с тех пор и две книги памяти Арк. Штейнберга вышли, и его творчество в интернете представлено…

  • Не особо известные англичане

    Джеймс Реннелл Родд (1858-1941) Аталанта* Не ждите, что вернутся паруса; Стоять на берегу – не будет прока; Давно уже не слышат небеса Их голоса…

  • Для антологии "Роза Тюдоров"

    Джон Грей / John Gray (1866-1934) Крылья во тьме В туманном теплом сумраке прилива качаются рыбацкие ладьи, волнам вечерним бормоча ревниво…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments

  • В этот день 16 лет назад

    Этот пост был опубликован 16 лет назад! Бог мой, с тех пор и две книги памяти Арк. Штейнберга вышли, и его творчество в интернете представлено…

  • Не особо известные англичане

    Джеймс Реннелл Родд (1858-1941) Аталанта* Не ждите, что вернутся паруса; Стоять на берегу – не будет прока; Давно уже не слышат небеса Их голоса…

  • Для антологии "Роза Тюдоров"

    Джон Грей / John Gray (1866-1934) Крылья во тьме В туманном теплом сумраке прилива качаются рыбацкие ладьи, волнам вечерним бормоча ревниво…