Евгений Витковский (witkowsky) wrote,
Евгений Витковский
witkowsky

Categories:

Что-то скажут одесситы.

ВАСИЛИЙ КАНДИНСКИЙ В ОДЕССЕ 1901

На дальнем севере, в стране гиперборейской,
есть дом двенадцатый на улице Еврейской,
где до сих пор звучит мотивчик аргентинский,
и где бывал Василь Васильевич Кандинский.

Сюда он к матушке ходил дорожкой узкой,
в душе советуясь с прабабушкой тунгусской,
и как-то раз, испив совсем не лимонада.
решил, что живопись – то самое, что надо.

В Одессе Рубенса не ящики, однако
в цене картины Леонида Пастернака,
у ксендза каждого найдется по гармони,
и Клод Моне висит в кладовке дяди Мони.

А что б такое да немыслимое сбацать?
Он размышлял на Дерибасовской семнадцать,
в том самом доме, где нахально рассупонясь,
войну соседям объявил фотограф Ронес.

В том доме публика была достопочтенна,
работал кабинет дантиста Константена,
имелся ювелир, а также парикмахер,
и был богаче всех рояльщик Оффенбахер,

Кто начал рисовать в том городе впервые –
тот помнит паруса, холмы береговые,
и Карантинную, где так легко повсюду
собрать с любой волны по синему этюду.

Как радовался мир торговцев и матросов,
где богом для детей был дядя Абрикосов,
где было хорошо не думать о зарплате
в хоромах славного торговца Калафати.

Василий рисовал не кое-как, но как-то,
еще не думая о чудесах абстракта,
и солнце южное, как желтая медуза,
ползло к ученику Егудиила Глуза.

Получше присмотрись к любой его картине –
подобной синевы не сыщешь в Аргентине,
а если думаешь, что там сплошная лажа –
так значит, не видал одесского пейзажа.

Абстракция теперь в Одессе, и недаром
спуск Деволановский гуляет по кошмарам,
кто глянет на него – тот отшвырнет гитарку,
и мигом побежит в ближайшую винарку.


За два столетия сложился легендарий,
бандитов, пекарей, купцов и государей,
взгляни. и пред тобой возникнет панорама:
Василий, Александр и тридцать три Абрама.

Петро и Тохтамыш, Джованни и Манолис,
на общую судьбу в эпохе напоролись,
не отличила жизнь Исайчиков от Васек,
лишь время разберет – кто был маляр, кто классик,

То одного, а то другого виртуоза,
таскают вечно на Еврейскую с Привоза,
но наш художник – он особенного вида,
согласно мнению кирпичника Давида.

Пройдя под тысячей над морем вставших радуг,
эпоха гавкнулась и выпала в осадок,
поймала мутную слезу на подбородке.
и вглубь картины уплыла на старой лодке.

Простор смыкается, все гуще голубея,
светило рушится в лиманы Хаджибея,
и чаша горечи уже до дна испита,
и в небесах грохочут синие копыта
Subscribe

  • В этот день 16 лет назад

    Этот пост был опубликован 16 лет назад! Бог мой, с тех пор и две книги памяти Арк. Штейнберга вышли, и его творчество в интернете представлено…

  • Не особо известные англичане

    Джеймс Реннелл Родд (1858-1941) Аталанта* Не ждите, что вернутся паруса; Стоять на берегу – не будет прока; Давно уже не слышат небеса Их голоса…

  • Для антологии "Роза Тюдоров"

    Джон Грей / John Gray (1866-1934) Крылья во тьме В туманном теплом сумраке прилива качаются рыбацкие ладьи, волнам вечерним бормоча ревниво…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments