Евгений Витковский (witkowsky) wrote,
Евгений Витковский
witkowsky

Categories:

Оказалось, отнюнюдь не Джеймс Бонд

СИДНЕЙ РЕЙЛИ. КВИКСТЕП. 1925
(Чечетка)

А что же до сих пор никто не вопросит:
откуда у судьбы подобные коктейли?..
Встает из тьмы времен секретный одессит,
кого запомнил мир как господина Рейли.

Архивы говорят, что парень был угрюм,
что не гордился он судьбою пролетарской,
что не ирландец он, а Шлёма Розенблюм,
и что родился он в Одессе на Болгарской.

Порою выиграв, а чаще проиграв,
он верил, что звезда однажды загорится,
и несмотря на то, что был отнюдь не граф,
он хорошо умел «одеться как для Ритца»*.

И только стукнуло ему тринадцать лет,
весьма решительно он развернул оглобли:
не талес и тфилин, а нож и пистолет
нашел на Гаванной, и записался в нобли.

Он имя поменял, а с ним и гардероб.
Фанфары грянули, взгремели барабаны –
и наш чечеточник подальше от Европ
отправился плясать в пески Копакабаны.

Он весело плясал на многих берегах,
то начиная жизнь, то доходя до точки,
то по уши в деньгах, то по уши в долгах,
то в доме собственном, а то и в одиночке.

Не то, чтобы красив, но верток и умен
и тронам честь воздав и старым табуреткам,
сменил десяток жен и множество имен,
и головы дурил чуть не пяти разведкам.

Еще служил в войну в канадских ВВС,
разжился ксивою, в делах необходимой,
прокрался в Петроград, и с яростью полез
в борьбу великую за свой карман родимый.

В такие дни не грех заняться грабежом,
коль нет правительства – не угодишь на нары.
Что пролетариям возиться с фабержом,
и в грязных нужниках нужны ли фрагонары?

Однако на сто лет не хватит фабержа,
и наш герой легко протанцевал по шканцам,
себе любимому всех более служа,
где мог, наворовал, и отвалил к британцам.

Шпион-то ты, да вот не смыслишь ни шиша,
рыбак, оплакивай у моря долю рыбью,
На всей стране лежит отрава Сиваша,
и все погребено под этой мертвой зыбью.

Тут что ни делай – всё упущенный момент,
один сплошной провал, а выход только снится,
и будь ты хоть сто раз легенда из легенд,
но ближе ад и рай, чем финская граница.

Работал бы расчет у здешней солдатни,
глядишь, и ни к чему расхлебывать кисель бы.
В последней камере досиживает дни
одесский Одиссей, Наполеон без Эльбы.

Тропа уводит вниз, во тьму и напрямик,
рассветная судьба уже заносит плётку,
и вот последний шаг, и вот последний миг,
и гатлинг выстучал последнюю чечетку.

* “Puttin on the Ritz”
Subscribe

  • В этот день 16 лет назад

    Этот пост был опубликован 16 лет назад! Бог мой, с тех пор и две книги памяти Арк. Штейнберга вышли, и его творчество в интернете представлено…

  • Не особо известные англичане

    Джеймс Реннелл Родд (1858-1941) Аталанта* Не ждите, что вернутся паруса; Стоять на берегу – не будет прока; Давно уже не слышат небеса Их голоса…

  • Для антологии "Роза Тюдоров"

    Джон Грей / John Gray (1866-1934) Крылья во тьме В туманном теплом сумраке прилива качаются рыбацкие ладьи, волнам вечерним бормоча ревниво…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments